Интервью с основателем дома ароматов Etat Libre D'Orange Этьеном де Свардтом (Etienne De Swardt)
Форум Аромо-фильтр
85 904
уникальных аромата сейчас на проекте
Вам подарок!

Миллилитры начисляются за активность на сайте:
за регистрацию, комментарии, создание постов в блогах,
добавление новых ароматов, участие в распивах
и многое-многое другое.

Количество заработанных вами миллилитров = количеству
рублей, которые вы можете использовать для покупки
парфюма в партнерском магазине - Randewoo.

Подробнее о миллилитрах

Aromo дарит вам 20 мл
вашего любимого аромата
при регистрации!

Интервью с основателем дома ароматов Etat Libre D'Orange Этьеном де Свардтом (Etienne De Swardt)

Этьен де Свардт (Etienne De Swardt) – владелец и основатель маленькой парфюмерной “страны” под названием Etat Libre D'Orange (Свободная Оранженвая Республика), в которой вот уже 9 лет производятся удивительные и невероятные духи, не подвластные жестким стандартам и ограничениям. К настоящему моменту это небольшое государство выпустило более 30 ароматов с самыми невероятными названиями и странным сочетание ингредиентов, где каждый парфюм индивидуален и не похож ни на какие стандартные ароматы, которые мы привыкли видеть у модных брендов. 

Etat Libre D'Orange – это яркий и самобытный нишевый дом парфюмерии со своим непредсказуемым характером и удивительными, временами скандальными ароматными композициями. Однако духи этого эпатажного бренда обладают одной общей чертой, в которой сочетаются откровенность и раскрепощенность, сексуальность и чувственность, беззаботность и игривость. Парфюмерия Etat Libre D'Orange создается для того, чтобы помочь нам жить так, как подсказывает наше сердце.

Итак, расскажите о своих ароматах.

Этьен де Свардт (Э.С.): Идея создания La Fin Du Monde, подписанного молодым французским парфюмером из Givaudan Квентином Бишем (Quentin Bisch), который привлек к себе внимание в 2011 году, благодаря фильму Яна Денйера (Ian Denyer) об ароматной промышленности, зародилась несколько лет назад из небольшого конфликта. Корни этого запаха апокалипсиса лежат в столкновении с одним джентльменом старшего возраста, который пришел ко мне в магазин.

1_La Fin Du Monde.jpg

Он искал духи Rien и Secretions Magnifiques, когда посмотрел на меня – он спросил: “Вы основатель компании? Я сказал:”Да.” Тогда он заявил, что обвиняет меня в том, что при создании парфюма Tom Of Finland, на самом деле, я сделал просто хитрый маркетинговый ход. Он добавил: “ Вы не знаете, что происходит с Томом в Финляндии. Вы сделали аромат для сыновей Тома, а не для него самого!” Он было немного в ярости… И я спросил: “Вы кто? Прекратите на меня нападать, возьмите духи бесплатно и перестаньте жаловаться.” А после этого два дня спустя, он снова вернулся ко мне в бутик и я понял, что он был одним из самых известных людей современного искусства.

Это оказался Жак Дамас (Jacques Damase), он родился в 1932 году и живет в Париже. Он был советником по искусству президента Жоржа Помпиду (George Pompidou), а также был бойфрендом поэта Арагона, в общем он знал всех известных людей своего времени. Жак Дамас является одним из законодателей современного искусства второй половины XX века. Он пригласил меня к себе, а затем мы начали своего рода пигмалион. Мы стараемся общаться примерно один раз в неделю, чтобы обсудить мои новые идеи и способы их воплощения в жизнь.

Аромат The Afternoon Of A Faun мы сделали вместе, потому что он сказал мне однажды: “Этьен, Вам должно быть стыдно, что Вы не праздновали 100-летний юбилей русского балета, но создали парфюм, посвященный Дягилеву и красоте Нижинского танца”.

2_The Afternoon Of A Faun.jpg

Жак Дамас передал мне свою любовь к работам Блез Сандрар (Blaise Cendrars) – его культурного протеже. Поэтому когда он предложил сделать духи на основе творения 1919 года под названием “La Fin du Monde” (конец света, показанный ангелом из Нотр-Дама) – я сразу увидел потенциал в этой идее. Я сказал тогда, что это может быть хорошим названием для аромата. Такой постмодернизм, давайте попробуем с ним поработать.

Я сразу сказал, что этот проект подходит для Квентина Биша (Quentin Bisch) – только он сделает это. Мы познакомились с ним здесь в моем в магазине, еще до того, как он работал в компаниях Robertet и Givaudan. Он был поклонником духов бренда Etat Libre D'Orange.

Парфюм La Fin Du Monde начинается с несколько неожиданных нот – Квентину пришла идея с попкорном. Он сказал: “ Этьен, для меня конец света – это что-то очень кинематографическое. Мы уже видели так много концов света в разных фильмах, поэтому аромат должен пахнуть попкорном.” Это была оригинальная идея и мне захотелось сохранить её. И мне кажется, что это весело, когда новое поколение молодых парфюмеров отражает постоянно изменяющийся цикл новой жизни.

Какие перемены ожидают Etat Libre D'Orange?

Э.С.: Мне кажется, что я должен устроить небольшой переворот. Я хочу вывести компанию в новую эру. Я ищу новые пути для того, чтобы представить бренд с другой точки зрения, и при этом не наносить вреда его основной философии. Аромат La Fin Du Monde является своеобразной конечной точкой на пути и, в это же время - поворотной. Я хочу создать для бренда новый скачок веры. Не знаю, как это выразить словами… И этот переход уже начался.

2_2_Etat Libre D'Orange_perfumes.jpg

Вы уже немного изменили внешнее оформление бутылки (образы в мультипликационном стиле исчезли) и сделали объем флакона больше. Расскажите об этом.

Э.С.: Бутылка объемом в 100 мл выглядит более солидно, более ценно, создает особое настроение. Картинки были некстати, поэтому мы их убрали. Клиенты любят в наших ароматах легкомыслие в сочетании с серьезным качеством и разумной ценой. Мы не завышаем цен и, может показаться, что намеренно лишаем себя чистой прибыли, но это часть духа бренда, а также это причина, почему мы всё ещё живы – у нас есть лояльность со стороны покупателей.

Но когда вы находитесь далеко, скажем в Санкт-Петербурге в отделе продаж,  и пытаетесь объяснить концепцию компании и то, что было вложено в разработку, люди также видят дешевый флакон и у вас есть разрыв, который не помогает продажам. Таким образом, идея заключается в том, чтобы попытаться создать максимальную безопасность и минимизировать риски для бизнес-подхода, чтобы более глобальная согласованность сочеталась с образом бренда.

Плюс ещё Китай находится у нас “на борту”, чтобы поддерживать стоимость разработок, 20% акций компании принадлежит китайской группе. Они контролируют часть табачного бизнеса в Китае, поэтому имеют гораздо больше денег, чем есть у меня. Это своеобразная “любимая денежная инъекция”. Им очень нравятся ароматы бренда, и они мне сказали: “Хорошо, вам нужна помощь для того, чтобы расти. Не коррумпируйте себя с точки зрения развития бренда. Постарайтесь быть немного умнее. Посмотрите на бутылку. Может быть, вы могли бы создать немного более дорогой флакон для клиентов, которые находятся далеко от Парижа, что будет способствовать тенденции установления лучшего отношения. Постарайтесь отнестись к этому трезво и разумно, и дайте покупателям красивую бутылку“.

Может ли влияние этих инвесторов привести к изменению сущности бренда? Возможно, Вы думали над созданием фланкеров?

Э.С.: Этот вопрос можно обсуждать бесконечно. Если вы наследник саудовского семейства, у вас много денег, и вы хотите заняться созданием парфюмерии, чтобы защитить денежные вложения, то вы, определенно, должны действовать согласовано и последовательно. Etat Libre D'Orange был создан без какой-либо “защитной денежной опоры”. Это был, своего рода, анти-коммерческий проект, он создал истинную философию компании, которую можно развивать и расширять. За последние 5-7 лет целью Etat Libre D'Orange было действительно создание основной философии бренда без преклонения перед группой инвесторов.

3_Etat Libre D’Orange_store in Paris.jpg

Допустим, что мы движемся от 1 000 000 € чистых продаж к 1 500 000 - 2 000 000 €, не нанося вреда философии бренда. В некотором смысле, это хорошая окупаемость для парфюмеров. Мы должны уважать парфюмеров, они посвящают достаточное количество своего времени на создание духов. Например, Антуан Ли (Antoine Lie) на разработку аромата Rien или Ральф Швийгер (Ralf Schwieger) на создания парфюма The Afternoon Of A Faun ... Также нам нужно иметь достаточное уважение к бренду, чтобы можно было перейти к определенному минимальному обороту, на котором мы можем осуществлять автоматическое финансирование всей системы. И, возможно, в ближайшие три года, мы не будем создавать какие-то новые вещи, а совершенствовать то, что уже сделали ранее. Например, мы могли бы выпустить Ultimate Intense Slut – новую версию аромата Hotel Slut, или Eau De Secretions, как более облегченный вариант парфюма Secretions Magnifiques.

В ближайшее время мы планируем завоевать определенную долю рынка Катара, конечно, с учетом местных культурных особенностей. Пока, на начальном этапе, для рынка Ближнего Востока выбраны только 10 ароматов компании. Также мы ведем переговоры о поставках нашей парфюмерии с крупной фирмой в Иране.

Что Вы думаете о проблеме анти-аллергенного регулирования парфюмерной промышленности?

Э.С.: То, что происходит в Европе – действительно проблема, но это хорошо. Я говорил об этом с Жан-Жаком Шано (Jean-Jacques Chanot) – руководителем Mane. Он сказал, что мы много думаем о том, что мы едим, потому что считаем, что это может спровоцировать рак или различные проблемы в нашей биохимии. Но никто на самом деле не знает, что происходит, когда вы наносите что-то на кожу, особенно с алкоголем. Это воздействует и на ваш мозг, и на почки, и на всё остальное. Никто по-настоящему не знает, какая реакция последует. Например, когда вы покупаете новую пару джинсов, вы не знаете, что происходит при взаимодействии между вашей кожей и всеми элементами, которые были использованы для покраски джинсов, которые затем поступают в кровь. Таким образом, это на самом деле очень важно, что в Европе сейчас акцентируют внимание на том, какие последствия могут быть. Тоже самое происходит в ситуации с ингредиентами, которые вы можете использовать при создании духов. Сейчас пришло время увидеть, что кожа является красивым барьером, через который, одновременно, очень легко проникнут.

4_Etat Libre D’Orange_perfumes.jpg

В завершении хочу возвратиться к парфюму La Fin Du Monde. На самом деле он является своего рода анти-отчаянным ароматом.  Когда вы только собираетесь совершить самоубийство, или когда окружающий мир рушится, единственное, что вы должны сделать - взять с собой и использовать эти духи. Легкомыслие спасет мир. Мы живем в обществе, где хотим иметь определенные вещи, но впадаем в депрессию в связи с отсутствием масштабного видения или веры. Мы немного потерялись, поэтому ищем спасение в развлечениях и легкомыслии. И мне кажется, что когда мир рушится, единственный способ остаться в живых – быстро сделать что-то легкомысленное.

Лилия Кузнецова
Лилия Кузнецова
Аромо-блогер
Комментарии 0

Отзывы об
ароматах

Наверх