Форум Аромо-фильтр
79 170
уникальных ароматов сейчас на проекте
Вам подарок!

Миллилитры начисляются за активность на сайте:
за регистрацию, комментарии, создание постов в блогах,
добавление новых ароматов, участие в распивах
и многое-многое другое.

Количество заработанных вами миллилитров = количеству
рублей, которые вы можете использовать для покупки
парфюма в партнерском магазине - Randewoo.

Подробнее о миллилитрах

Aromo дарит вам 20 мл
вашего любимого аромата
при регистрации!
Умный аромо-фильтр
Тонкий подбор ароматов на самый изысканный вкус
Новое Лучшее

Интервью с Марком Бакстоном (Mark Buxton). Парфюмер - музыкант ароматов

Марк Бакстон (Mark Buxton) – известная личность в парфюмерном мире. Это один из лучших и опытных «носов» современности. Он является автором великолепных ароматов для Versace, Givenchy, Ferre, Chopard, Cartier, Salvador Dali, Burberry, Paco Rabanne. Долгое время он также сотрудничал с известной компанией Comme de Garcons. Этот подвижный, худой, забавный, немного похожий на английского комика, мужчина, создавал также ароматы и для звезд (Омара Шарифа и Алена Делона).

Марк, знакомясь с людьми, вы представляетесь парфюмером. Как считаете, что в этот момент они о вас думают, наверное, сразу в голове у них рисуется образ парфюмера «Зюскинда»? Ведь простые люди мало что знают об этой редкой профессии. Кто же вы такие, парфюмеры? Маньяки, как Гренуй?

Марк Бакстон: Некоторые – да. Но определенного типа парфюмера нет. Есть и парфюмеры, которые хотят выйти за рамки привычных правил, есть и такие, кто творит внутри этих рамок. Общие черты здесь – какие-то определенные навыки, умения и талант производить и создавать духи.

1.jpg

Любой ли может стать парфюмером или это только профессия для избранных?

Марк Бакстон: У человека должно быть хорошее обоняние. У некоторых оно развито, и тогда ароматы доставляют истинное наслаждение. Человек стремится узнать как можно больше о такой своей особенности. Профессионала отличает натренированность носа отделить базовые запахи. Это подобно музыке. Чтобы научиться исполнять, играть ее, просто необходимо знать ноты. Минимум два года требуется на обучение – в специальной парфюмерной фирме или в особой школе в Версале. Ординарного парфюмера от гениального отличает, пожалуй, креативность. Либо она есть, либо ее нет.

Создавая духи, где вы берете вдохновение?

Марк Бакстон: Практически везде можно найти вдохновение. К примеру, можно сидеть в кафе и, ощущая ароматы разных людей, в голову может прийти идея о создании новой композиции.

Что для вас является самым трудным в создании духов? Например, сложно ли было воссоздать запах «голубого грота на Капри», который послужил для вас вдохновением на работу над созданием аромата Aqua Azzura?

Марк Бакстон: Самое сложное – тренированная память. Бывает, я сижу на траве, любуюсь красотой природы, вдыхаю запахи, витающие в воздухе (дым, цветы), ароматы травы, земли. Я запоминаю эти элементы, а потом интерпретирую их в лаборатории: немного зеленых ноток, чуток теплых и древесных. С этого все начинается. Намного труднее завершить парфюм, когда все компоненты уже смешаны. Бесконечно можно совершенствовать и улучшать духи. Над ароматом Givenchy Amarige Mariage, к примеру, я работал год. Были также и ароматы, над которыми мне пришлось трудиться и два года.

А бренды или люди, чьи имена указываются на флаконах с ароматами, лично участвуют в создании композиции?

Марк Бакстон: В основном звезды с ароматами не работают. Но вот Алену Делону, например, на финальной стадии приносили на выбор ароматы. Работая с Карлом Лагерфельдом, он на каждом этапе выделял то, что ему нравится: сначала из 10 ароматов он выбирал 7, потом из оставшихся – 4, а потом все меньше и меньше, пока не оставался один, понравившийся ему больше всего. Армани выбирает аромат лишь в финале. С ювелирными брендами и Живанши ситуация немного другая: у них существует специальный отдел маркетинга, который и выбирает, определяет, что может понравится покупателям бренда. Так, этот отдел дает указания: «Это слишком приторно. Аромат слишком древесный» и так далее. В итоге из очень яркой и оригинальной идеи получается что-то другое, как правило, банальное и обычное.

Существуют ли критерии качества ароматов, доступные обычным людям?

Марк Бакстон: Мне кажется, что потребитель может разобраться в качестве духов, сравнивая дешевый вариант с дорогим парфюмом от Guerlain или Chanel. Сравнивая дорогой парфюм с продуктами масс-маркета, каждый, пожалуй, почувствует разницу в качестве: дорогие духи дольше держатся, интересно раскрываются на коже, обладают шармом и изысканным стилем. Цена здесь – безусловный показатель качества духов.

2.jpg

Есть ли в парфюмерии тренды, как в моде?

Марк Бакстон: Да, естественно. В настоящее время в тренде винтаж. В качестве основы берут старую концепцию (Shalimar, Chanel №5) и совершенствуют, модернизируют. Другая тенденция началась с Angel. Добавляли сахарные нотки. Сейчас же речь идет об ароматах карамели, шоколада, кофе, мокко. Это сильный тренд, в особенности в ароматах для девушек.

Тренд в мужской парфюмерии – чувственность. Мы отошли от ароматов для таких мускулистых мачо, волосатых, сильных парней. В настоящее время популярностью пользуются утонченные персонажи. В трендах специи, аромат кожи и древесные нотки. Женские элементы обосновались в мужских духах, а мужские – в женских. В мужских ароматах, к примеру, стали использоваться такие женские компоненты, как флердоранж, ландыш, роза и другие цветочные нюансы. Начались они с Dior Homme.

Часто говорят: «винтаж» и «классический аромат». Расшифруйте пожалуйста эти понятия.

Марк Бакстон: Лично для меня винтаж – все классические композиции. Аромат Chanel №5 – винтаж. Безразлично, популярны ли духи сегодня, по своей структуре это классика. Хотя многие ароматы были изменены по запретам IFRA. К примеру, многие протестуют против использования компонентов исчезающих растений. Запрещено использование дубового мха, компонентов животного происхождения (амбры), запрещены даже некоторые розы. Так в ход идет синтетика, которая, кстати, дешевле.

О картинах иногда говорят: «Чувствуется рука мастера». Есть ли такая «рука» парфюмера?

Марк Бакстон: Существуют парфюмеры с сильной индивидуальностью, их ароматы харизматичны. К примеру, Жан-Клод Элена (Guerlain) или мой любимый парфюмер Мишель Амирак (Dior Homme Sport). Таких мастеров легко узнать. Они используют один или же несколько любимых элементов. Фетиш. Я такой же в этом плане: добавляю ветивер или ладан. Как и в одежде, стиль узнается по деталям.

Чем для вас является парфюмерия? Это вид искусства, как музыка, или вызов Богу? А может что-то вообще иное?

Марк Бакстон: Некоторые коллекционируют старинные рецепты ароматов столетней давности, пытаются их модернизировать. Это не для меня. Я видел старинные формулы, состоящие из 5-7 смешанных натуральных компонентов. Это называлось «духами». Я считаю, что к парфюмерии это вообще не имеет отношения и это должно остаться в прошлом. Я же стараюсь делать новое. Разрушаю стереотипы, привычные каноны о структуре духов, созданных полвека назад. Естественно, чем смелее и необычнее аромат, тем с большей настороженностью работают с ним бренды. Они боятся выпускать такой парфюм на рынок, они сомневаются, будет ли он пользоваться популярностью и будет ли иметь высокие проценты продаж. Креативность – это удел неизвестных имен и мелких фирм. Больше экспрессии, смелости и эйфории от укрощения природы. В этом и заключен дух парфюмерии.

4.jpg

Сейчас в вашей жизни новый этап – выпуск именной парфюмерной линии by Mark Buxton. Расскажите о концепции выпускаемых ароматов. О так называемом цветовом коде, в том числе.

Марк Бакстон: Я уже давно обдумывал идею создания собственной линии. Приехав в 2007 году в Москву, я делал презентацию для российского парфюмерного рынка. И фирма Ile de Beaute заинтересовалась моей концепцией ароматов. Через 3 месяца они позвонили мне и предложили сделать уникальную линию by Mark Buxton. Так, я создал 7 ароматов, которые прекрасно отражают все мои впечатления и эмоции. У каждого аромата есть свой цвет, составляющий собственное ароматическое пространство. К примеру, композиция Black Angel представляет собой космополитное смешение людей: европейцев, африканцев и азиатов, аромат ассоциируется с джаз-клубами. Композиция Sounds&Vision ассоциируется с лесами Нормандии, солнцем и свежим кедровым воздухом. Wood&Absinth с нотками горькой полыни и ветивера для меня являет единство неразрывного, любви и ненависти. Фееричные вечера в «Мулен-Руж» - аромат Hot Leather. В аромате English Breakfast прослеживается японская тематика. Парфюм Around Midnight очаровывает атмосферой джазовых ночных клубов. И, аромат Nameles представляет собой идиллию швейцарского живописного пейзажа на чарующем озере Комо. Именно так вижу эти ароматы я, возможно у кого-то возникают другие ассоциации.

Что касается цветового кода… Задаваясь вопросами взаимосвязи запаха и цвета, я изучал работы доктора Мензинга. В настоящее время он работает в моей команде. Так, он открыл, что желтый цвет несет в себе теплый аромат, синий – прохладный, зеленый ассоциируется у людей с деревом и лесом. Некоторые выбирают духи, основываясь на своих любимых цветах и сочетаниях оттенков. Мои ароматы отражают 7 типов палитры, подходящие под настроение тем или иным людям.

Охарактеризуйте слово «парфюм».

Марк Бакстон: Мне не нравится разделение на мужские и женские ароматы. Мне по душе больше концепция индивидуальности каждой композиции. Унисекс – странное слово, к тому же в этом термине нет никакого значения. Люблю называть ароматы впечатлениями, настроениями. Нельзя аромат разделять по половому признаку. Обманчиво считать, что роза, к примеру, может нравиться исключительно женщинам, а древесные аккорды – лишь мужчинам. Здесь важны вкусы конкретного человека, его взгляды и эмоции.

На ваш взгляд, правдиво ли описание парфюмера в романе Зюскинда?

Марк Бакстон: Идея в том, чтобы получить совершенный, идеальный аромат кожи, кожи восхитительной женщины. Это словно магия. Это необыкновенно сложно. Я думаю, каждый парфюмер мечтает о таком. Два века назад не было таких возможностей, как сейчас. Работали только по натуральным технологиям, о синтетике не было и речи, именно поэтому ароматы отличались высокой концентрированностью. Получалась текстура, способная сохранять запах в течение многих лет. Это в наибольшей степени касается компонентов животного происхождения, мускуса, амбры, кастореума. Сейчас же можно рассмотреть кожу человека под микроскопом, выявить на компьютере структуру молекул, но результатов от этого не больше, чем было раньше. Сейчас синтезировано много запахов, но соединить их воедино так, чтобы получился аромат конкретного мужчины или женщины, никому еще не удалось.

В чем секрет успеха в создании парфюма?

Марк Бакстон: Ну, о секретных компонентах своей компании я, конечно, не расскажу. Я много времени изучаю новые химические соединения ароматов, я люблю работать в этой сфере. Но большую роль еще играет и воображение, и профессиональный опыт. Не обязательно путешествовать по миру и искать вдохновение для создания нового аромата. Ведь источником вдохновения может быть что угодно: и тост, и аромат леса, в котором вы гуляете, и какой-то красивый пейзаж своего города. Главное – поймать этот момент, когда придет вдохновение. Мой девиз таков: «Поймай мгновение, запечатли его».

o.14910.jpg

А у вас есть любимый аромат? Какой?

Марк Бакстон: Я очень люблю в парфюмерии компоненты ветивер и ладан. Из семи ароматов моей линии это парфюм Around Midnight. Также мне очень нравится парфюм для мужчин Comme de Garcons № 2. Для Майлза и Элвиса, моих детей, я создаю парфюм на каждый их день рождения. В основном это мягкие древесные композиции, чуть острые, не агрессивные, без оттенков алкоголя. Моя жена Каролин также работает вместе со мной в одной фирме. Она предпочитает ароматы Jardin du Nil Hermes, Feminite Du Bois Shiseido, Comme de Garсons №2 для женщин.

Что помимо парфюмерии вас привлекает и остается ли у вас вообще время на хобби?

Марк Бакстон: Мне очень нравится готовить. Готовлю разнообразные блюда по вечерам, практически каждый день. Стараюсь для своей семьи. Но готовлю не по рецептам, а произвольно сочетаю компоненты, которые, как мне кажется, будут очень удачно сочетаться в одном блюде. Получаю от этого колоссальное удовольствие. Занимаюсь коллекционированием. Собираю старые вещи, среди которых и фурнитура, и картины, люблю очень вещи 30-х годов минувшего века, стиль ар-деко, XVII век. Коллекционирую старинные часы, в том числе и карманные. Сейчас у меня их примерно 100. Коллекционирую также старые пропеллеры, табакерки. Мой дом практически превратился уже в музей старинных вещей. Да и машины я тоже люблю не современные, предпочитаю ретро-спорткары. Дети надо мной смеются, говорят, что я собираю всякий хлам. Кроме коллекционирования увлекаюсь игрой в бильярд, покер. В общем, я наслаждаюсь жизнью во всех ее проявлениях.

Комментарии 0
Личный
опыт
Добавить запись
Наверх