Форум Аромо-фильтр
77 779
уникальных ароматов сейчас на проекте
Вам подарок!

Миллилитры начисляются за активность на сайте:
за регистрацию, комментарии, создание постов в блогах,
добавление новых ароматов, участие в распивах
и многое-многое другое.

Количество заработанных вами миллилитров = количеству
рублей, которые вы можете использовать для покупки
парфюма в партнерском магазине - Randewoo.

Подробнее о миллилитрах

Aromo дарит вам 20 мл
вашего любимого аромата
при регистрации!
Умный аромо-фильтр
Тонкий подбор ароматов на самый изысканный вкус
Новое Лучшее

Интервью с парфюмером Ральфом Швайгером (Ralf Schwieger) из Mane

Где Вы родились? Пожалуйста, расскажите нам о своем детстве…

Ральф Швайгер: Я родился в Германии, в сельской местности Вестфалии, которая, возможно, известна Вам по произведению «Кандид» Вольтера…. Спустя несколько веков, это место ничуть не изменилось: ничего интересного, обычная область с весьма холодной зимой и большим количеством осадков, хотя я ее и очень люблю. Я вырос рядом с лесом, в окружении зелени, возможно, именно по этой причине я питаю слабость к мшистым, древесным и зеленым нотам?!

Каково Ваше первое ароматное воспоминание?

Ральф Швайгер: Это довольно сложный вопрос, ароматы очень сложны. Я не могу вспомнить ничего интересного, я гораздо лучше запоминаю вкусы: вкус красной смородины из сада, вкус курицы-гриль, слоеного фруктового эскимо (creamsicle), похожего на мороженое, а также вкусы других сумасшедших сладких вещей, которые все обожают, будучи детьми.

Однако я не могу сказать, что запахи совсем отсутствовали: приближаясь к свежевыпавшему на дерево снегу, я не только чувствовал его запах своим ртом и носом, но и ощущал всем телом его чистоту и уязвимость…. Даже дыхание разрушало его кристаллы…. Во всяком случае, я очень люблю, когда обонятельные и тактильные ощущения звучат в унисон: ощущая запах мимозы, Вы чувствуете реальный предмет, чувствуете, как Ваш нос касается пушистых цветов.

Также моя мать имела обыкновение носить на себе аромат Arpège, это я очень хорошо помню.

В каком возрасте Вы начали изучать парфюмерное искусство и где? Каким был первый аромат, в роли главного носа которого Вы выступили?

Ральф Швайгер: Я начал заниматься этим делом довольно поздно, лет в тридцать, в парфюмерной школе Рур в Грассе, перед этим я закончил свое химическое обучение в Берлине (оно было ориентировано на ароматную химию), так что, это было мое второе обучение. Я должен был начать все заново, и чувствовал, что мне нужен опыт.

Моим первым ароматом для реально существующего бренда (не считая других, не очень дорогих парфюмов, которые были представлены на небольших рынках, над которыми я работал в качестве младшего парфюмера большой компании) была композиция Golden Moments (Золотые Мгновения) от Priscilla Presley (Muehlens), последователя успешного немецкого бренда.

Можете ли Вы рассказать нам о создании аромата Lipstick Rose (Розовая Помада) для Изданий Фредерика Маля (Editions Fredric Malle) в 2000 году? Трудно поверить, что это было двенадцать лет назад....

Ральф Швайгер: Фредерик Маль в то время работал на Roure (который в последствие стал Givaudan-Roure, а затем просто Givaudan). Он работал там вплоть до моего приезда, в это время он разрабатывал свою коллекцию «Editions de Parfums», в которую хотел включить ароматы из своей старой коллекции. Ему понравилась моя «помадная» идея (и если я правильно помню, его жена также была ее поклонницей). Мы работали над этим ароматом в течение некоторого времени для того, чтобы выделить мощные фиалковые и розовые аккорды, сочетающиеся с некоторыми животными нотами, а также альдегидные аспекты модной композиции White Linen (Белая Лилия). Работа проходила очень весело, и я был рад стать частью такой славной группы парфюмеров, в которую также входил Эдмунд Рудницка (Edmond Roudnitska), хотя и начал свою парфюмерную карьеру всего лишь несколько лет тому назад.

Каким образом Вы выросли как парфюмер за последние десять лет? Как изменился Ваш обонятельный подход к парфюмерному делу?

Ральф Швайгер: Возможно, у меня появился парфюмерный живот: большую часть своего рабочего времени я сижу за столом и не нюхаю цветы на улице!

Трудно подвести итог всем влияниям, которые были оказаны на меня, но в настоящее время, как мне кажется, парфюмерное сырье для меня – словно мои старые знакомые: у меня есть избранные ингредиенты, те, которые я почти никогда нигде не встречал, и те, о которых я почти никогда не забочусь. Но я всегда стараюсь оставаться «любопытным» во время своей «встречи» с любым из них.

Быть парфюмером в 2012 году труднее, чем в 2000? Каковы проблемы этого дела, особенно связанные с решениями, принятыми ЕС?

Ральф Швайгер: О чем я больше всего сожалею, так это о том, что у меня все меньше и меньше денег, их не хватает на то, чтобы работать с дорогостоящим сырьем. Проблема состоит не в вопросе наличия, а в вопросе доступности. Правила ЕС создают не такие уж и сложности в процессе создания нового творения, поскольку до сих пор остается еще множество неисследованных дорог. Но восстановить уже существующий аромат без надлежащих ингредиентов порой бывает очень сложным. Добавьте к этому еще и финансовые трудности, и Вы поймете, почему некоторые люди не могут признать свои любимые классические парфюмерные композиции после совершения над ними операций «актуализации» (или выберете любой другой эвфемизм, скрывающий за собой процесс изменения формулы).

Использование какого сырья является наиболее проблематичным в процессе разработки нового аромата? Какая композиция была для Вас наиболее сложной?

Ральф Швайгер: Мускус может сделать аромат слишком темным (спросите об этом Жана-Клода Эллена!), синтетические ноты сандалового дерева могут придать композиции слишком много «жирных» нот, а «современные» амбровые ноты часто бывают слишком сухими и жесткими. Но всем этим можно управлять. Это похоже на приготовление еды, Вам нужны основные ингредиенты, но правильная дозировка модификаторов, таких как соль и специи также очень важна.

Цветочные ароматы все еще представляют для меня определенную проблему, особенно когда они не разбавляются фруктовыми нотами или не контрастируют с древесным фоном.

Некоторые считают, что композиция Eau des Merveilles для Hermes была «парфюмерным тестом» Вашей карьеры. Что послужило для Вас вдохновением и, пожалуйста, объясните процесс разработки этого аромата: начиная с работы над его композицией и заканчивая окончательным результатом.

Ральф Швайгер: Все началось с того, что я начал работать с Вероникой Готье (Véronique Gautier), еще до того, как она приняла на себя управление парфюмерным отделением Hermès (а позже наняла Жана-Клода Эллена). Она является одной из последних персон, принимающих решения в парфюмерном бизнесе: аромат не зависит от потребительского тестирования, а полностью находится под властью их чутья и эстетического идеала… как в старые добрые времена.

Основная идея Eau des Merveilles – это серая амбра, легендарный ингредиент, пришедший к нам из моря, комплекс амбровых нот, приправленных солеными аспектами.

В своей работе мы сфокусировались на следующем:

- Ощущения соленой кожи, похожее на то, которое остается после купания в океане;

- Диффузия, оставляющая за собой след или «sillage»;

- Стойкость на коже, напоминающая собой ткани или меха.

Одним из самых важных аспектов Eau des Merveilles является отсутствие традиционных цветочно-розовых нот. По сути, это древесно-амбровый аромат с искрящимися начальными нотами.

ralfschweiger3.jpg

Использовалась ли в нем настоящая амбра?

Ральф Швайгер: Нет, древесно-амбровые аккорды, сочетающиеся с солеными аспектами, были разработаны специально для того, чтобы отдать должное подлинной, но неуловимой амбре.

Когда Вы познакомились с Сильвией Гантер (Sylvie Ganter), соучредителем Atelier Cologne?

Ральф Швайгер: Я познакомился с Сильвией тогда, когда она пыталась собрать вместе тех людей, которые могли бы помочь ей осуществить ее мечту о современном одеколоне свежего типа, который был бы очень стойким.

Сильвия Гантер как-то упомянула, что Вы были основным парфюмером в Atelier Cologne и занимались внедрением нетрадиционных нот и работой над ароматным «шлейфом» одеколонов. Начиная с композиции Orange Sanguine (Апельсиновая Сангвина) и заканчивая последним ароматом Ambre Nue (Обнаженная Амбра), каков был творческий процесс их создания?

Ральф Швайгер: Результатом моего первого сотрудничества с Сильвией стал аромат Orange Sanguine. Мы оба с ней разделяем любовь к одеколонам, богатым цитрусовыми нотами, одним из моих самых любым парфюмов на протяжении многих лет был аромат Eau d’Hadrien от Annick Goutal. При помощи композиции Orange Sanguine я хотел исследовать ощущения, создаваемые свежим апельсиновым соком, сочетающимся с нотами апельсиновой кожуры, легкодоступными, но очень недолговечными. Orange Sanguine, безусловно, очень легко нравится людям!

Разрабатывая аромат Vanille Insensée (Безумная Ваниль), я предпринял попытку создать новую ваниль, не сладкую, но немного темную. Я хотел избежать кремового эффекта, который скрывается за ванильно-цитрусовыми аккордами. Лично мне очень нравится передозировка мшистых нот в этом аромате. Ambre Nue это воплощение гладких амбровых нот, контрастирующих с интенсивным сочетанием мандарина и тагетеса.

Сам творческий процесс очень прост и легок: Сильвия придумывает концепцию или выбирает парфюмерное направление, а я стараюсь проиллюстрировать его. Мы оцениваем все вместе, она принимает и отвергает идеи, мы соглашаемся друг с другом и спорим, но всегда в итоге получаем такие ноты, которые заставляют нас чувствовать себя счастливыми. Сильвия все делает с большим энтузиазмом, ей очень нравится заниматься этим делом, и это всегда дает мне толчок, заставляет совершать еще один шаг вперед.

Создателем какого аромата Вы бы хотели быть?

Ральф Швайгер: Недавно я вновь открыл для себя композицию New West Skinscent for Her (Новый Западный Кожный Аромат для Нее) от Aramis/Lauder, созданную парфюмером Ивом Тангаем (Yves Tanguy) из Mane. Я помню, как впервые ощутил ее аромат в 1990 году в Берлине, это был первый раз, когда я спросил у женщины, какой аромат она носит на себе…. Тогда я был немного смущен.

Это действительно уникальный аромат, возможно, он был слишком современным для того времени. Это была одна из первых композиций, в чей состав вошли морские озоновые химические вещества, которые чуть позже стали необычайно популярными и использовались в таких ароматах, как L’Eau d’Issey, Kenzo pour homme и Escape for men. Однако уникальность New West Skinscent for Her заключается не только в этом, в нем есть еще один более важный ингредиент…. Этот парфюм наполнен богатыми идеями, которые позволяют мне с уверенностью порекомендовать его также как и West Skinscent for Him.

RalfSchwieger4.jpg

Вы постоянно говорите о «динамическом треугольнике», который является основой Вашей работы. Пожалуйста, объясните, что это такое.

Ральф Швайгер: Хотя я и считаю свои серьезные парфюмерные подвиги «искусством», я вынужден продавать их в индустриальных условиях. Безусловно, это является проблемой, но иногда это также помогает преодолеть свою нерешительность и всяческие преграды.

Коммерческая парфюмерия современности – это не сказка, это высоко конкурентная среда, результатом которой являются весьма посредственные ароматы, что приводит к возникновению единственного вопроса: стоит ли это все такой конкуренции и соревнования друг с другом? Эта промышленная структура является основой существующей ныне парфюмерии, но также и причиной ее гибели.

Я могу с уверенностью сказать, что вижу, что некоторые ароматы определенно являются произведениями «искусства» (несмотря на копирование и «скручивание», характерные для современного парфюмерного рынка), и я предполагаю, что Вы считаете также. Именно это и является главной проблемой современной парфюмерии: Вы стремитесь создать произведение «искусства», но Вы должны делать это в промышленных условиях, то есть Вы должны продать его. Это индустрия, направленная на получение прибыли.

Какой культурный аспект оказал самое большое влияние на Вашу работу?

Ральф Швайгер: У меня довольно любопытный и «открытый» ум. Мне нравится исследовать вселенную. Все, что может оказать влияние на меня… насекомых… драгоценности… современные танцы… искусство приготовления пищи.

Ваше любимое блюдо?

Ральф Швайгер: Я люблю азиатскую кухню, особенно японскую… и я не имею в виду суши! Я люблю французские и австрийские кондитерские изделия. Мне очень нравится сложная вегетарианская кухня, которую, к сожалению, трудно найти, гораздо легче получить интересное на вкус блюдо из продуктов животного происхождения (но я не люблю все, что просто!). Во всяком случае, я люблю поесть и готовить. Я считаю, что создание ароматов и приготовление пищи тесно связаны между собой.

Ваше любимое место отдыха?

Ральф Швайгер: Морское побережье. Это одна из причин, по которой я и живу в Нью-Йорке!

Когда Вы переехали в Нью-Йорк?

Ральф Швайгер: Это уже второй раз, как я оказался в Нью-Йорке, я вернулся сюда в 2008 году, но уже останавливался здесь в начале 2000 годов. Кажется, я возвращаюсь сюда с каждым новым президентом!

Повлияла ли жизнь в Нью-Йорке на Ваши ароматы? Если да, то каким именно образом?

Ральф Швайгер: Современная американская коммерческая парфюмерия обладает собственным стилем: фруктово-цветочным, чистым и сексуальным, - вот что первое приходит на ум. Безусловно, это повлияло на мой подход к делу. Что касается новых творений, то я все еще стараюсь сделать что-то, что воспринималось бы как нечто современное и неслыханное. Нью-Йорк – это город пределов, я хотел бы использовать это в качестве девиза своего творчества.

Кажется, Вы принимали участие в очень большом количестве различных проектов, последним из которых стала композиция Fils de Dieu (Божий Сын) для Libre d’Orange, компании, известной своим смелым, «непочтительным» маркетингом. Как Вы познакомились с Этьеном де Свардтом (Etienne de Swardt), учредителем? Какая задача стояла перед Вами во время создания этого аромата, включающего в свой состав, казалось бы, совершенно нелепые ноты: риса и бобовых?

Ральф Швайгер: Я познакомился с Этьеном через Натали Фесто (Nathalie Feisthauer), которая вместе со мной работала над ароматом Eau des Merveilles, она создала сказочную композицию Putain des Palaces (Дворцовая Шлюха) для него.

Перед созданием аромата Fils de Dieu или, как его еще называют Philippine Houseboy (Филиппинский слуга), Этьен дал мне два фильма: «Блики в золотом глазу» («Reflections in a Golden Eye») Джона Хьюстона (John Huston) и «Массажист» («The Masseur») Брилланта Мендозы (Brillante Mendoza). Таким образом, вдохновением для аромата послужила азиатская кухня (отсюда и рис), филлипинский массажный салон (бобровая струя) и лосьоны для тела, которые в нем использовались (мускус). Все это было реализовано в тонах сепии, как и в фильме Хьюстона. Аромат получился очень свежим и не таким уж и сложным, я бы хотел носить много его на себе.

Если бы Вы могли включить в состав своих ароматов природные элементы, какими бы они были?

Ральф Швайгер: Запах шелка… эффект, который оставляет после себя на горячем асфальте дождь… некоторые «незаконные» ароматы… и неприятные запахи!

Если бы Вы не стали парфюмером, то кем бы были?

Ральф Швайгер: Ученым, скульптором, танцором, певцом, поваром….

Изменилась ли дифференциация между современными высокими, нишевыми и основными ароматами? Она стала меньше, чем десять лет назад?

Ральф Швайгер: Вокруг существует столько нишевых ароматов, что я просто не могу отследить их все. Очень часто списывание какого-либо аромата со счетов по причине того, что его начальные ноты кажутся очень знакомыми или мягкими, является весьма опасным. Но у меня сложилось такое впечатление, что даже многие нишевые ароматы увековечивают собой все так хорошо знакомые нам процедуры. Некоторые новые основные ароматы удивительно хорошо сделаны: я имею в виду недавние новинки Coty, выпущенные под брендами Chloé или Bottega Veneta (безусловно, они были разработаны настоящим мастером своего дела, Мишелем Алмаираком (Michel Almairac)).

Лично я поражен тем, какое количество новых парфюмерных композиций появилось на рынке в течение нескольких последних лет.

RalphSchwieger2.jpg

Как Вы думаете, этот приток сотен и сотен новых ароматов будет продолжаться? А также как Вы считаете, каким именно образом парфюмерный рынок будет выглядеть через пять лет?

Ральф Швайгер: Многие ароматы появляются на парфюмерном рынке и остаются на нем только на один сезон, в настоящее время наиболее модными являются весенне-летние парфюмерные коллекции.

Нишевый парфюмерный рынок все еще продолжает развиваться, и он будет находиться в состоянии своего полного расцвета только в ближайшие годы. Могут существовать и более независимые парфюмеры, и кажется, что парфюмеры покидают большие парфюмерные компании, чтобы работать напрямую с брендами, начиная с Hermès, а теперь и LVMH (Dior, Louis Vuitton и т.д.), все они придерживаются успешной бизнес-модели Chanel. Кто следующий?

Я знаю, что одним из Ваших самых любимых артистов является немецкая танцовщица и хореограф Пина Бауш (Pina Bausch). Она танцевала в стиле объединенного современного танца под названием «танзтеатр» («tanztheatre»). Как бы пах аромат, созданный для Пины Бауш? Как бы Вы «схореографировали» такую композицию?

Ральф Швайгер: Да, я очень восхищаюсь ее «танзтеатром». К сожалению, она умерла три года назад, но ее труппа по-прежнему совершает свои туры с существующими «предметами», как она их называла. Я бы очень хотел поучаствовать в «парфюмерном» сотрудничестве с ней. Такой аромат должен был бы передавать собой ощущение чуда и мира: хотя ее творениям часто приходилось сталкиваться с борьбой полов, у меня всегда возникало чувство страха, когда я смотрел на них. Ее творчество: и бои, и само содержание, обволакивало меня спокойствием и благотворностью, заставляло меня оглянуться на свою жизнь. Я люблю ее.

Недавно Вы работали в индийском комитете FiFi 2012. Какое определение Вы бы дали индийскому аромату? Может ли парфюм продаваться в интернет-магазине Neiman Marcus и оставаться индийским? Этот вопрос касается изменений на парфюмерном рынке и того, где продается аромат.

Ральф Швайгер: Существует целый ряд ароматов, которые были подстроены под «индийскую» или «нишевую» категории. Существуют и подлинные независимые бренды, такие как Aftelier Мэнди Афтела (Mandy Aftel), самоучки-парфюмера, разрабатывающего свои парфюмы в собственной лаборатории. С другой стороны, существует множество мелких брендов с весьма интересной концепцией, но они используют традиционный маркетинг и разрабатывают обычные ароматы. Также у нас есть небольшие крупные бренды, такие как Tom Ford, позади которых стоит большое количество денег.

Во время недавней дискуссии в «Индийском комитете» мы подумывали о том, чтобы разделить все «индийские» ароматы на три категории, что позволило бы делать более точные предположения на их счет. Но эти границы не так легко определить.

Мы знаем, что Вы являетесь парфюмером из Mane, и понимаем, что Ваша работа очень конфиденциальна. Но, может быть, у нас есть возможность заглянуть в ароматы, над которыми Вы работаете в настоящее время, Вы можете поделиться этим с нами?

Ральф Швайгер: На самом деле, в настоящее время я работаю над еще одним парфюмом для Etat Libre d’Orange. В его основе лежат ноты мирры, символизирующей собой дань древнему дикому обряду…. Скоро Вы все узнаете сами….

Комментарии 0
Личный
опыт
Добавить запись
Наверх