Форум Аромо-фильтр
64 726
уникальных ароматов сейчас на проекте
Вам подарок!

Миллилитры начисляются за активность на сайте:
за регистрацию, комментарии, создание постов в блогах,
добавление новых ароматов, участие в распивах
и многое-многое другое.

Количество заработанных вами миллилитров = количеству
рублей, которые вы можете использовать для покупки
парфюма в партнерском магазине - Randewoo.

Подробнее о миллилитрах

Aromo дарит вам 20 мл
вашего любимого аромата
при регистрации!
Умный аромо-фильтр
Тонкий подбор ароматов на самый изысканный вкус

Интервью с парфюмером Фрэнсисом Куркджяном (Francis Kurkdjian)

1_perfumer Francis Kurkdjian.jpeg

На одну из лондонских встреч с парфюмерами был приглашен известный французский создатель ароматов и владелец собственного бренда Фрэнсис Куркджян (Francis Kurkdjian), где он любезно согласился дать интервью. По его мнению, парфюмерия представляет собой достаточно сложный процесс для понимания, поскольку она не является визуальной вообще. С его точки зрения, очень трудно заставить людей понять на уровне запахов, что вы хотели передать с помощью созданного аромата – поэтому для него это всегда вызов.

Фрэнсис Куркджян не ведет статистики того, что людям нравится или может понравиться в следующие пару лет, новая парфюмерная композиция и её название, в большинстве случаев, рождаются спонтанно, у него нет никакого планирования, и в этом смысле с ним трудно его партнерам по бизнесу. С точки зрения парфюмера, планирование предстоящего создания ароматов на несколько лет вперед – это нерационально и не может быть сформулировано вообще. Фрэнсис Куркджян работает по наитию, и даже в этом  случае, когда духи уже созданы, потом нужно передать это творение тем, кто занимается продажами и объяснить им смысл аромата – его послание, и для него это очень трудно.

С точки зрения парфюмера, проблема заключает в том, что он, когда рассказывает об ароматах, старается сделать понимание более простым и точным. И для него этическая сторона вопроса также очень важна, поскольку он верен себе и своему пути, то не может врать о своих ароматах. Но на парфюмерном рынке можно наблюдать много лжи, например, о тех же синтетических молекулах, натуральных компонентах и так далее, поскольку духи являются очень легким предметом для того, чтобы ввести вас в заблуждение.

Как Вы считаете, действительно люди в последние несколько лет стали более образованными в области парфюмерии, или это множество данных из Интернета создают у них обманчивую иллюзию того, что теперь они стали экспертами в этой области?

Фрэнсис Куркджян (Ф.К.): Что касается Интернета – трудно сказать. Насколько свободно и в какой степени детально вы можете говорить о том, что думаете. Как я уже сказал однажды – комментарий не создает оценку. Или ваше мнение не делает из вас критика - это просто ваша точка зрения.

2_perfume_expert.jpg

Всё-таки, при планировании проектов на будущее, Вы пытаетесь предугадать тенденции, или опираетесь на прошлый опыт?

Ф.К.: Я придаю большое значение прошлому, поскольку прошлое – это история, и она имеет тенденцию повторяться, но не в точно таком же виде, а с некоторыми изменениями, где основа остаётся прежней. Поэтому считаю, что очень важно досконально изучить историю и стараться узнать о прошлом как можно больше. Я никогда бы не был в состоянии сделать коллекцию кожи, если бы не имел представления о том, как создать ароматизированные перчатки и, если бы я не провел глубокие исследования в этой области.

В таком случае, какую часть истории, по-Вашему, мы сейчас повторяем?

Ф.К.: Я думаю, что мы возвращаемся к парфюмерии в собственных магазинах – периоду, который приходился на область создания ароматов примерно около 300 лет назад. Мы прошли через изменения и трансформацию периода моды, и теперь мы возвращаемся назад, очень медленно, снова к духам, создаваемым независимыми парфюмерами. Или, если они не являются такими уже независимыми, то хотя бы имеют свою определенную нишу. Это, например, такие бренды, как Frederic Malle, Le Labo, By Kilian и тому подобные небольшие компании. Немного позже, по прошествии времени, мы увидим разницу, как современные изменения будут соотноситься с подобным прошлым историческим периодам.

Влияют ли эти изменения на стиль создания современных ароматов независимыми парфюмерами?

Ф.К.: Мне бы хотелось, чтобы это имело влияние, но когда я нюхаю современные ароматы – мне не нравится то, что я чувствую – это обыденность, поэтому думаю, что нет. Хотя, с другой стороны, другие люди могут также плохо отзываться и о моей работе. Но мне всё равно. Это всего лишь моё мнение. Я здесь не для того, чтобы производить хорошее впечатление на окружающих. Моя цель заключается в том, чтобы служить парфюмерии столько, сколько я смогу.

При создании очередного аромата, Вы пытаетесь порадовать себя?
 
Ф.К.: Да, порадовать себя, своих клиентов. Создать какой-то популярный продукт, в прямом смысле слова, что-то такое оригинальное и достаточно отличающееся от других, чтобы получилось выделиться и удержаться на плаву с коммерческой точки зрения, достаточной для того, чтобы дальше развивать мою независимую компанию.

3_perfumes_next.jpg
  
Для будущих ароматов, где Вы планируете получать вдохновение, может в кино или в современной живописи?

Ф.К.: Насколько далеко в будущее, вы хотите, чтобы я посмотрел? Сейчас я работаю над 2-й половиной 2017 года, основа осени 2016 года берется для весны 2017 года.  У меня есть определенное направление.

То есть, для вдохновения Вы, например, не смотрите на мир моды?

Ф.К.: Вы считаете, что в мире моды есть на что посмотреть? Если честно, там не на что смотреть. И вы знаете, что мой дом парфюмерии не является площадкой для подобного рода вещей. Мой бренд не представляет из себя основу для подключения к реальности. На мой взгляд, в настоящее время, я больше делаю упор на определенные парфюмерные установки таким образом, что аромат становится видом искусства. Но парфюмерия не является формой искусства.

Мы не думали углубляться в этот вопрос таким образом…

Ф.К.: Но вы можете! И у меня есть ответ. Когда я преподаю парфюмерию, то пытаюсь объяснить своим студентам, что путь аромата, который продается в бутылках в магазинах – это как свобода без искусства. Во-первых, цена на искусство не основывается на цене материалов. Поэтому, когда вы видите, что все бренды рассказывают что-то типа: “У нас самая дорогая роза, или у нас самые дорогие ирисы, которые оправдывают цену флакона…” – это сомнительно. Во-вторых, Кант сказал: “Искусство не представляет хорошую вещь, но является хорошим представлением о вещи.” Это означает, что источники для вдохновения могут быть настолько же разнообразными, насколько вы сами этого захотите, если вы творческая личность.

Но я считаю, что невозможно брать вдохновение из чего-то негативного - из боли, страдания или каких-то других пороков. Например, вы же не создаете коллекцию макияжа специально для того, чтобы подчеркнуть уродство, даже если кто-то и накраситься потом так, что будет выглядеть некрасиво. Вы всегда это делаете для того, чтобы подчеркнуть красоту. В какой-то момент некоторые духи дурно пахнут, но это просто вопрос точки зрения и эстетики. Вдохновение, которое вы можете найти в работах Пикассо или современных художников, вы не сможете применить к парфюмерии. Я не вижу способа создания духов с вдохновением, которое приходит от смерти, процесса смертной казни, мучений или кровопролития. Такого рода ароматы вы можете создать специально для сопровождения какой-либо художественной инсталляции. И время от времени я это делаю. Например, я делал парфюмерное сопровождение инсталляции сирийского художника полтора года назад, где запах крови был частью экспозиции – общей целостной картины восприятия. И в рамках этой общей специфической инсталляции люди понимают смысл и цель подобного аромата.

4_perfumes_present.jpg

Каков Ваш третий аргумент?

Ф.К.: Своевременность. Парфюм должен соответствовать своему времени. Аромат не может быть о вчерашнем дне, вы не можете быть слишком ностальгическими. Да, вы всё ещё может сделать винтажные духи, к примеру, Роже Дав (Roja Dove), который создаёт композиции старинных ароматов для леди из прошлого, как его мать. Но если вы чересчур авангардисты – подобный парфюм также не является произведением искусства, который вы можете хранить в подвале своего дома в течение многих лет. Таким образом, в области ароматов вы должны быть в нужное время.

 В-четвертых, это секретность относительно формул духов. И это главная проблема. Если парфюмерия является искусством, то вы должны быть в состоянии запатентовать её таким же образом, как и любой другой вид искусства. Но вы не можете, и в действительности, никто этого не хочет.

Ваши студенты высказывают несогласие, когда Вы им говорите, что парфюмерия – это не искусство?

Ф.К.: Нет, потому что времена сильно изменились. Они видят, что духи, запахи, ароматы можно использовать по-разному. В своё время парфюмер Гай Роберт (Guy Robert) никогда бы не сделал аромат для художественной инсталляции. Это было немыслимо. Сейчас у вас есть другие окна, чтобы посмотреть на этот вопрос с других точек зрения. И одна из моих целей состоит в том, чтобы смотреть в другие окна.

То есть, резюмируя, можно сделать вывод о том, что парфюмерия всё же может быть искусством, или парфюмер может быть творцом, но не все духи являются произведением искусства?

Ф.К.: Нет, ароматы в бутылках не являются произведением искусства.

Но некоторые работы, которые вы создавали, как парфюмер, были произведением искусства?

Ф.К.: Да, но не в бутылках.

Хорошо, но с таким же успехом можно утверждать, что кино – это разновидность искусства, но не все фильмы являются произведением искусства?

Ф.К.: И да, и нет. Единственное отличие кино в том, что оно имеет тот же формат. Это как фотограф. У вас есть коммерческая часть вашей работы,  и вы продаете свои таланты Dior, чтобы сделать объявление. Или вы снимаете очень коммерческий фильм, чтобы заработать деньги, а после этого вы можете сделать что-то, на что никто не собирается смотреть, только потому, что вам захотелось это сделать. Что мне нравится в сегодняшней ситуации, так это то, что у вас есть множество возможностей рассказать одну и ту же историю.

5_perfume_art.jpg

Нельзя сказать, что многие с этим не согласятся...

Ф.К.: Претендовать на то, что ты творческая личность, когда создаешь полную ерунду… Это кошмар, в бизнесе много подобных вещей.

И это Вас расстраивает?

Ф.К.: Нет, на самом деле, мне всё равно. Точнее, это раздражает. Подобная претензия на творчество – это просто лицемерие! Вы не должны обманывать других, что это выглядит хорошо или отлично.

Если бы Вы могли разместить духи в любом месте магазина, где бы Вам хотелось, чтобы они находились?

Ф.К.: В отдельном секторе, сами по себе.

Но они всегда будут находиться рядом с какими-то другими товарами?

Ф.К.: Возможно, это должен быть какой-то спокойный уголок, где найдется место для представления каждого бренда, чтобы они все не толпились рядом вместе, выстроенные как консервные банки.

Вам нравится творчество кого-то из молодых парфюмеров?

Ф.К.: Только одного, потому что я его очень хорошо знаю. Этого парфюмера я тренировал в течение 3-х лет. Его зовут Джером ди Марино (Jerome Di Marino). Он со мной вместе в Takasago. И это нелегко для него, потому что сейчас всё сильно отличается от моего времени. Всё досконально регулируется. Раньше когда я только начинал, примерно 20-25 лет назад, бренды были, как бы, разделены. Guerlain принадлежал семье Герлен (Guerlain). Coty, L'Oreal и LVMH были не настолько крупными компаниями, как сейчас.

В настоящее время, если вы не принадлежите к правильной фирме-поставщику, есть определенные вещи, без которых вы не сможете работать дальше. Почему Givaudan делает все ароматы бренда Tom Ford? Потому что они являются частью основного списка компании Estee Lauder. Таким образом получается, что в основном, крупная корпорация делит свой портфель брендов на части: одну часть отдаёт фирме IFF, другую Firmenich и так далее со всеми остальными. Так что если вы не принадлежите к одной из этих крупных компаний, вы не имеете возможности находиться на парфюмерном рынке.

6_perfumer_Jerome Di Marino.jpg

Во-вторых, в наше время очень велика сила маркетинга и меркантильность. И очень мало тех, кто любит рисковать. Если вы молодой парфюмер, как вам выделиться – обратить на себя внимание? Когда я начинал – никогда об этом не думал, потому что рынок был другим, и у меня было много энергии, когда я был очень молод. Но теперь я думаю, что, может быть, лет через 15, а может даже через 5, мой бренд выберет себе парфюмера из числа мои последователей. Это будет он или она, кого можно найти в Instagram. Я сказал Джерому, что он должен иметь аккаунт в Instagram. Он ответил, что у него уже есть, но только личный. И я сказал: “Хорошо, сохрани его, сделай к нему ограниченный доступ. Но открой еще один публичный.”

В настоящее время вы должны быть парфюмером с послужным списком. Что это значит? Вы должны иметь длинный список с записями своих коммерческих успехов. Несколько из них должны выделяться. Вы должны уметь рассказать о своей профессии, а также должны хорошо смотреться на фото для пресс-релиза. И вы должны быть в состоянии говорить – отвечать на вопросы, давать интервью. Поэтому сейчас быть парфюмером – это совсем не то, что раньше 25 лет назад, когда я начинал.  В то время Пьер Бурдон (Pierre Bourdon) никогда не спрашивал, приходить ли на официальный запуск аромата. Эдуард Флешье (Edouard Flechier) не присутствовал на запуске парфюма Poison. Но, знаете, в один прекрасный день я спрошу Флешье, правда это или нет. Иногда говорят разное.

Как Вы думаете, сегодняшние студенты ISIPCA знают обо всём этом? Они идут на курсы парфюмеров с неправильным представлением об этой профессии?

Ф.К.: Нет, более-менее они знают обо всём этом. Вы заходите в Интернет, набираете в строке поиска слово “парфюмер” и получите в ответ очень много вещей: документальные фильмы BBC, страницу Википедии (Wikipedia) и так далее. Если вы действительно любите это ремесло, то сегодня есть множество способов получить о нём информацию. Сейчас люди очень доступны. В ISIPCA мы постоянно делаем день открытых дверей один или два раза в год. В наше время передача информации происходит по-другому, потому что она стала более доступной.

7_student perfumers.jpg

Вы бы продали свой бренд корпорации Estee Lauder, если бы они попросили продать?
 
Ф.К.: Хотел бы поговорить с Леонардом Лаудером (Leonard Lauder). А почему нет? Он очень знаковая фигура. Я видел его только пару раз издалека. Я хотел бы поговорить с ним.

Вы уже обращались с предложением в крупную компанию?

Ф.К.: О чём вы говорите? Пожалуйста, спросите у моего адвоката. Нет, нет, нет - мы не продаёмся. Вы знаете, что моя компания сильно отличается от других брендов и прежде всего тем, что я в ней не один. У меня есть Пьер Берже (Pierre Berge). Однажды я решил, что не хочу открывать свой собственный бизнес, пока не найду в компаньоны подходящего человека. Я обнаружил, что в крупных успешных компаниях творческую личность поддерживает определенный бизнесмен. Марк Хая (Marc Chaya) создал нашу фирму очень стремительно и быстро. И затем, пришел такой момент, когда наш бренд стал полностью завершенной, организованной компанией.

Мы являемся маленькой фирмой, но здание у нас отличное, супер современное. Марк создал мне все максимально удобные условия для работы, поэтому я чувствую себя всегда спокойно и уверенно. Он сделал всё для того, чтобы мы стали прибыльными уже после 2-х лет работы. Он всё продумал и успешно организовал полностью всю необходимую структуру вокруг меня. Единственная неудача может заключаться в том, что я начну делать неправильные духи. Поэтому, на сегодняшний день, мы даже не рассматриваем вопрос о продаже нашей компании.

Хорошо, давайте поговорим непосредственно о парфюмерии. Существуют ли какие-то ароматы, выпуск которых сейчас был прекращен, и Вам жаль, что с ними так получилось?

Ф.К.: Я сожалею о парфюмах, снятых с производства, потому что это означает, что они не пользуются спросом – не являются успешными. Аромат Eau Noire дома Dior, наверное, можно считать наиболее драматичным примером в этом смысле. И даже не знаю, почему Dior  удалил из своего списка ароматов Cologne Blanche, может, они просто решили больше не выпускать его в продажу. Эти духи ушли, и мне грустно, и жаль клиентов. А также грустно ещё потому, что парфюм Eau Noire я считаю одним из самых выдающихся ароматов.

8_Dior_Eau Noire.jpg

Вы никогда не являлись эксклюзивным штатным парфюмером в определенном доме. Однако всё же, Вы, по существу, работали в нескольких разных брендах в качестве парфюмера определенный промежуток времени, в Elie Saab, Carven, Gaultier и ещё где-то?

Ф.К.: Ну, в Gaultier у меня всегда была конкуренция, вплоть до самого конца работы. С компанией Burberry – это совсем другая история. Мне нравится работать с ними. Мне это приносит много энергии и счастья.

То есть, Вы не заинтересованы стать единственным парфюмером для какого-то одного бренда?

Ф.К.: Сейчас нет, но 10 лет назад я бы всё сделал ради этого. Абсолютно! Сейчас мне 44 года. За исключением Оливье Польжа (Olivier Polge) в Chanel, который немного моложе меня, остальные все старше. Как правило, когда ты работаешь в определенном доме штатным парфюмером – оттуда ты и выходишь на пенсию.

А что по поводу Матильды Лоран (Mathilde Laurent) из Cartier?

Ф.К.: Она молода, но она всегда была как бы вне этой системы, потому что сначала она была в Guerlain, затем в Cartier. Она всегда как бы была в стороне от всех этих коммерческих вещей, даже если она очень хорошая парфюмер. Она пришла работать в свой первый дом в очень юном возрасте. Но каждому парфюмеру, который официально числится в штате определенного бренда, не разрешается работать над другими сторонними проектами ароматов для других компаний. Почему?

Ну, наверно, чтобы бренд сохранял свою эксклюзивность?
 
Ф.К.: Хорошо, но Пьер Харди (Pierre Hardy) разрабатывал обувь для Hermes, потом ювелирные изделия, и он также является владельцем своей собственной обувной компании. Карл Лагерфельд (Karl Lagerfeld) творил для брендов  Chloe, Fendi, Chanel. Почему точно также нельзя делать с духами? Требовать создания ароматов только для одного бренда - это ограничение творчества. А я не хочу его ограничивать. И мне нравится рассматривать парфюмерию со всех возможных точек зрения. Свобода – это самая дорогая вещь на земле, и вы не можете её купить. Поэтому её надо беречь.

9_Francis Kurkdjian_Satin Mood.jpg

Ваш удовый парфюм Satin Mood, кажется, создан таким образом, чтобы оживить Вашу коллекцию ароматов на основе уда. Это было сделано потому, что после первых трёх композиций, Вы решили посмотреть на это направление духов с другой точки зрения?

Ф.К.: Нет, это произошло спонтанно. У меня не было никакой заранее продуманной стратегии. Это у моего бизнес-партнера есть план, он может объяснить, куда мы идём, что мы делаем. В нашей узкой сфере деятельности мы стремимся стать первым цифровым брендом, с точки зрения коммуникации. Он может объяснить всё это. Но у творческого разума нет никакой стратегии.

Я не думал что-то вроде того, что вот я создал такие ароматы с удом, а теперь мне надо сделать парфюм с немного другим запахом, отличным от остальных. У меня такого и в мыслях не было. Мне просто понравилось название и, понравился аромат, который его характеризует. Затем я дал образец парфюма своей сестре, он ей также понравился и окружающим её людям тоже, и ещё аромат хорошо показал себя в носке на протяжении некоторого периода времени. После этого я дал протестировать парфюм своему бизнес-партнеру. Аромат ему понравился, и он с удовольствием его носил. И уже после этого мы решили запустить парфюм в продажу.

Почему Вы сделали новую версию Forte для аромата Aqua Vitae?

Ф.К.: Потому что от дальнейшего выпуска парфюма Aqua Vitae мы отказались по коммерческим причинам. Это был один из моих любимых ароматов. Марку тоже он нравился. И нам было грустно. Поэтому мне хотелось дать этой композиции новую жизнь. Не убивать её, как и парфюм Absolue Pour le Soir. В 2015 году мы продали его всего 28 флаконов, вообще по всему миру.

И после того, как мы всем объявили о прекращении выпуска аромата Absolue Pour le Soir, все оставшиеся флаконы духов были проданы, так как люди старались везде, где могли, приобрести его напоследок. Для меня это было странным, так как в обычном режиме продаж те же люди его не покупали. Я произвел Absolue Pour le Soir всего один раз в 7 лет, и только что утвердил новую его партию. И мне нравится этот аромат. Но с коммерческой точки зрения – это полная катастрофа.

10_Francis Kurkdjian_Aqua Vitae Forte.jpg

Какой-то из Ваших парфюмов стал для Вас неожиданностью, с точки зрение его внезапной популярности?

Ф.К.: Да, A La Rose.

Это отличная работа. Почему Вы удивились его успеху?

Ф.К.: Ну да, люди говорят, что это так, но мне так не кажется. Не могу сказать, что я горжусь им.
 
Но Вы же не можете сказать, что думаете, будто это некрасивые духи?

Ф.К.: Нет, я не говорю, что это некрасиво. Но, просто, это такой предсказуемый аромат. В смысле того, что это аромат розы, называется соответственно A La Rose и пахнет тоже розами. Смысл в том, что если бы я продолжал создавать парфюмы, подобные Absolue Pour Le Soir – наша компания была бы мертва. Мне повезло, что у меня есть аромат Aqua Universalis, который постоянно остается востребованным, также как и мужские духи серии APOM и Lumiere Noire, которые также остаются популярными. Но бренд не может больше так работать. И есть некоторое количество мест в компании, которые нужно сократить, а это означает определенное количество семей… Вы должны постоянно находить правильный баланс между тем, чтобы радовать самого себя, и тем, чтобы радовать своих покупателей. Иногда приходится искать какой-то выход.

Расскажите об аромате Baccarat Rouge 540?

Ф.К.: Это удивительный парфюм, вот увидите. И мне кажется, что это один из моих шедевров.

Почему?

Ф.К.: Направление развития аромата. То, как люди реагируют на него. Формула парфюма. Передозировка в нём всего. И это только синтетические молекулы. Я положил в композицию апельсин и бархатцы и ещё несколько натуральных ингредиентов прямо в самом конце, но в остальном – это синтетические духи. Аромат содержит в себе синтетический дубовый мох, молекулы ambroxan, veltol и hedione. Это сформулировал Жан Карлес (Jean Carles). Вы начинаете с двух ингредиентов и гармонизируете их. Затем вы добавляете третий и уравновешиваете всё в целом.

11_Francis Kurkdjian_Baccarat Rouge 540.jpg
 
Какие-то требования к парфюму выдвигал Baccarat, может обобщенные пожелания в виде инструкции?

Ф.К.: У меня не было инструкции. Они сказали: “Мы хотим иметь свой аромат. Вы можете нам помочь?” Так и появился Baccarat Rouge 540. 

Комментарии 1
annfrost
26.11.2016 в 13:08
Ответить
- 0 +
Фрэнсис очень талантливый парфюмер. Он прекрасно работает как с "тонкими" нотами - цитрусы, нероли, апельсиновый цвет - так и с "увесистыми" - специи, мёд, гурманские оттенки. Особенно мне нравится Perle Rare Panouge его авторства. И очень жаль, что его аромат Absolue Pour le Soir не стал хитом. В нём очень красивый, фактурный, с шершавинкой, тягучий мёд. Ни в одном аромате мне больше такого богатого и реалистичного мёда не встречалось.
Личный
опыт
Добавить запись
Наверх